Из воспаминаний жителей Вятлага - 19 Апреля 2013 - Все о Вятлаге - Вятлаг

14+
        НАРОДНЫЙ АРХИВ

Мини профиль
Гость
Логин:
Пароль:

Суббота, 17.11.2018




Наши именинники


Уголок общения

Перейти в глобальный чат


Статистика сайта

Всего пользователей: 944



Приветствуем нового участника:
барик
Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0



Сегодня сайт посетили
v1002088, Admin, schniffer, kraus, alexandr65



Друзья сайта





Мы будем рады
обменяться ссылками


Наша кнопка



Погода в Лесном

***
Праздники России

Наш опрос

Сколько вам лет?
Всего ответов: 427











Приветствую Вас, Гость · RSS 17.11.2018, 20:33

Главная » 2013 » Апрель » 19 » Из воспаминаний жителей Вятлага



Островок Вятлага – Совхоз 3

 
Галина Ершова. п. РудничныйВолею судьбы в мае 1963 года после безжалостного пожара, в одночасье съевшего родительский дом в деревне, наша большая семья оказалась в посёлке Совхоз 3, что в двух километрах от Рудничного.
Мало кто знает, что у не существующего ныне посёлка было и второе, куда более поэтичное название – Зеленоборск. Но почему-то прижилось сухое и казённое – Совхоз 3. Только школа посёлка именовалась Зеленоборской начальной школой.
  У кого-то может вызвать удивление цифра «3» в названии. Дело в том, что здесь находилось одно из многочисленных подразделений Вятлага. В начале Великой Отечественной войны, во время решительного наступления фашистов, в Вятлаге были созданы специализированные сельскохозяйственные подразделения № 1, № 2, они назывались сельхозами. Здесь трудились заключённые и спецпоселенцы из ликвидированной Республики немцев Поволжья. К 1947 году существовало уже семь сельскохозяйственных лагерных подразделений.

  В их числе – Совхоз 3, которому принадлежало тогда 353 гектара земли. Первоначально не было деления лагпунктов на мужские и женские, поэтому заключённые обоих полов содержались вместе. Позже Совхоз 3 стал одним из немногочисленных подразделений, где отбывали наказание женщины. Затем на смену им прибыли мужчины.
  В 60-е – 70-е годы XX века в хозяйстве был свинарник, коровник, содержались лошади. Люди трудились на пилораме, в гараже, в кузнице. В большом парниковом хозяйстве выращивали огурцы, помидоры, морковь, свёклу, клубнику. Был плодово-ягодный сад, пасека. Вокруг посёлка простирались поля с картофелем, капустой, турнепсом, горохом, зерновыми культурами. Немало было и сенокосных угодий. Всё это удовлетворяло нужды самого хозяйства и более северных подразделений. У совхоза был свой мотовоз, который по железнодорожной ветке через разъезд Южный отвозил в п. Лесной, столицу Вятлага, скоропортящуюся продукцию: молоко, огурцы, помидоры. Картофель, капуста загружались в вагоны и тоже отправлялись по железной дороге к местам назначения.
  В журнале «Дружба народов» (№№ 2,3 за 1997 год) публиковались мемуары Натальи Евгеньевны Семпер (Соколовой) «Портреты и пейзажи. Частные воспоминания в XX веке». Наталья Евгеньевна была арестована в 1949 году и отбывала наказание в Вятлаге, в частности – в Совхозе 3. Автор даёт очень живое описание жизни зоны, посёлка, разъезда Южного, села Волосницы, станции Верхнекамской той поры. Вместе с Натальей Евгеньевной здесь отбывали наказание Айно Бранд, госконтролёр Эстонской республики, и Елена Павловна Страубе, дочь начальника станции Балагое. С зоной Совхоза 3 связана судьба Елены Веньяминовны Натансон, дочери известного доктора, и Кисель–Загорянской, урождённой Нессельроде, из числа придворной знати, игравшей с царевнами в Царскосельском саду. Судьба забросила в суровый северный край Раису Исааковну, секретаря Мейерхольда, француженку Альфонсину, жену профессора Мацокина, Нонну Куртэн, дочь царского офицера, выросшую в Париже. «Прелести» жизни в заключении здесь познали болгарка Златана Бойчева, Нина – дочь генерала МГБ, отбывавшая срок за отказ переспать с Берией.
  В Совхозе 3, каким я его знала, было три улицы с такими же незамысловатыми названиями, как и у самого селения: Центральная, Западная и Восточная. Не было там, как в известной песне Юрия Антонова, Абрикосовой, Виноградной, Прохладной, Вишнёвой, Тенистой улиц. Новичок здесь никак не мог заблудиться: Восточная улица в той стороне, где по утрам поднимается солнце; позади Западной улицы дневное светило по вечерам скатывается за горизонт; а то, что посреди, – улица Центральная. Дома в посёлке строились щитковые, в основном четырёхквартирные, их называли ещё финскими. Помимо школы были просторный и уютный детский сад, медчасть, магазин с самыми необходимыми продуктами и предметами первой необходимости, столовая, коммутатор, пожарная часть и, конечно же, общественная баня на берегу пруда. Поскольку в ней было только одно отделение, то по субботам грелись с веничками в «малиновом раю» мужчины, в воскресенье радовали себя горячим паром и водой женщины, а по понедельникам строем и с песнями шли на помывку служивые люди – солдаты стоявшей здесь роты.
  Поначалу у штатских не было своего клуба, поэтому фильмы смотрели в воинской части. Туда же молодёжь ходила по выходным дням на танцы, там же отмечались праздники. И это никого не огорчало. Скорее наоборот. Сколько девчат из посёлка и его окрестностей, благодаря этому обстоятельству, нашли здесь свою вторую половинку и разъехались во все концы бывшего Советского Союза. В роте служили парни из Прибалтики, из Украины и Белоруссии, из республик Кавказа и Средней Азии, несли службу и питерцы. Строевой песней в одно время была «Ладога». И молодые люди разных национальностей с воодушевлением пели: «Машины мчались вереницей, и лёд на Ладоге трещал. Возили хлеб для северной столицы, и Ленинград нас радостно встречал». Особенного накала пение достигало под чеканный шаг в припеве: «Эх, Ладога, родная Ладога, метели, штормы, грозная волна, недаром Ладога родная дорогой жизни нас вела».
  Вскоре был построен свой клуб с просторным фойе, вместительным зрительным залом, где можно было интересно с пользой провести свободное время. Два раза в день, в пять и в семь часов вечера, демонстрировались фильмы. Цена билетов смешная: взрослый стоил двадцать копеек, а детский – пять. В клубе была библиотека с русской классикой и произведениями советских авторов. Посетителям предлагались различные настольные игры. Здесь целыми вечерами гоняли биллиардные шары мужчины, азартно играли в настольный теннис как взрослые, так и дети. На высоте была художественная самодеятельность. Ни одно торжество не обходилось без обязательных скучных докладов и больших праздничных концертов. Очень активную позицию занимали здесь молодые специалисты: учителя (которые работали в зоне), воспитатели детского сада, агрономы. Благодаря их юношескому задору проводились интересные праздничные вечера отдыха. Любой житель посёлка мог продемонстрировать на сцене свои таланты: спеть, станцевать, прочитать стихотворение, принять участие в представлении. Особенно памятны новогодние ёлки. Пропуск на бал – маскарадный костюм. Здесь была бездна фантазии: в хороводе возле ёлки кружились мушкетёры с космонавтами, отплясывали в общем кругу малые лесные зверушки и большие хозяева леса. Всё действо сопровождалось весёлыми играми, забавными аттракционами и конкурсами. Со временем традиция проводить маскарады, к сожалению, была утрачена.
  Активно работал в посёлке женсовет. Не знаю, какие у него были права и обязанности. Помню только, что женсовет держал на постоянном контроле учёбу детей. Активистки были частыми гостями в Рудничной школе, просматривали классные журналы, беседовали с учителями. На видном месте в клубе вывешивались четвертные оценки учеников для всеобщего обозрения. Кто-то мог погордиться собой, а кому-то приходилось краснеть. Тогда ещё школьники умели стыдиться за плохую учёбу! Часто женсовет проводил смотры-конкурсы на самую аккуратную и чистую квартиру. Вот уж старались хозяйки навести блеск к этому дню! Население посёлка в основном состояло из семей военнослужащих, но здесь жили и те, кто, отбыв положенный срок, решал окончательно связать свою судьбу с Совхозом 3, так как некуда больше было идти.
  Рядом с Сидоровыми, Логиновыми, Петуховыми, Лобановыми, Шумковыми и многими другими жили люди десятков национальностей. Вслушайтесь в звучание их фамилий: Заика и Козелло, Яловенко и Сиянко, Косенко и Ивченко, Зинченко и Ерёменко, Тютюнник и Мартынчик, Рачковские, Грабовские и Ведровские, Горн и Фрайберг, Диркс и Явараускас, Сулеймановы и Мавлетбаевы. За ними вся карта огромного Советского Союза: бескрайние украинские степи, янтарное побережье Балтики, синие горы Кавказа, солнечная Средняя Азия. Своеобразный интернационал в отдельно взятом посёлке. Жили, кстати, мирно, границ не делили.

  Галина Ершова, п. Рудничный.
Категория: Пишут пользователи | Просмотров: 2192 | Добавил: АЛЕКС | Рейтинг: 5.0/3


Посоветовать материал
в соц. сети


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
   Rambler's Top100   Рейтинг@Mail.ru      Яндекс.Метрика
Наверх